Читай-город












Люди-невидимки
Репетиция. Фото: Ассоль Мукарова // «Русская планета»

Репетиция. Фото: Ассоль Мукарова // «Русская планета»

Особенные актеры рассказали РП, зачем они выходят на сцену и играют самих себя

В Новом художественном театре Челябинска 28 мая состоится премьера спектакля «Бременские музыканты». В нем сыграют любители — бездомные, инвалиды, бывшие заключенные. В постановке режиссеры изменили сюжет знаменитой сказки. Вместо осла, собаки, кота и петуха, актеры сыграют в спектакле самих себя и расскажут о своей жизни. «Русская планета» побывала на одной из репетиций  и узнала, что общего у артистов с героями сказки.

Сцена как спасение

Едва переступив порог театра, я услышала знакомую с детства мелодию. Песня Бременских музыкантов доносилась из небольшого зала, там, в полумраке рядом со сценой, сидела группа людей. Они внимательно слушали исполнителя — мужчину лет сорока, робко перебирающего струны гитары. Когда он закончил играть, все дружно зааплодировали.

Репетиция в самом разгаре. Позади четыре месяца кропотливой работы, занятий, на которых артисты осваивали азы театрального мастерства — работали над пластикой, речью, актерской подачей.  Как выяснилось, в зале собрались самые стойкие.

– На кастинге мы отобрали 12 человек для участия в спектакле, но в ходе работы пять из них по своей инициативе отсеялись, — рассказывает Жанна Чубенко,  помощник уполномоченного по правам человека в Челябинской области. — Понимаете, мы не хотим быть няньками, тот, кто пришел и остался, действительно хочет выбраться из темного леса, в который попал. А помогать человеку, который сегодня готов изменить жизнь, а завтра нет — никто не будет.

Сейчас в социальном проекте «Невидимые люди» принимают участие артисты, которые серьезно подошли к спектаклю и не пропускают ни одной репетиции. Каждый поделится со зрителем своей историей.

Как признались сами актеры-любители, игра в спектакле для них — это способ обратить на себя внимание общества, найти работу и даже обрести семью. На репетиции мне довелось услышать несколько историй жизни и выживания челябинских «Бременских музыкантов». Они делились друг с другом проблемами, страхами, и тем, как ежедневно их преодолевают.

Одна из главных задач проекта —  реабилитация главных героев с помощью арт-терапии.

– Мы обществу со сцены объявим те цели, ради которых мы даем этот спектакль, — говорит Жанна Чубенко. — У каждого героя есть своя мечта. Кто-то мечтает обрести крышу над головой, кто-то пройти курс реабилитации в клинике, кто-то хочет рассказать свою историю, чтобы нашлась вторая половинка, с которой можно создать семью, родить детей. Проект «Невидимые люди» призван доказать: даже если человек оказался в трудной жизненной ситуации, он все равно не должен опускать руки и выпадать из общества.

«Продал квартиру и сдал себя в интернат»

Евгению Дубинину 47 лет. Он высокий, приятный мужчина, вежливый и обходительный. Не верится, что уже три года он живет в психоневрологическом интернате.

– Родился я в Казахстане, окончил два техникума, а после службы в армии шоферил в Кустанае, — рассказывает он. — Даже возил «шишку» — второго секретаря горкома партии. Потом был водителем в банке, а вскоре поднялся, стал начальником общего отдела, пока его не закрыли. Потом пошел работать в охрану, подкопил денег, открыл свой магазин. Начал заниматься риэлторской деятельностью. Бизнес был довольно успешным и создал конкуренцию друзьям городского прокурора. Пришлось бежать из Казахстана в Россию, потому что мне пообещали большие проблемы. Стал жить в Троицке, тут тоже сначала шофером поработал, а потом хотел открыть фирму, но из-за бюрократических проволочек не получилось. Тогда решил привлечь внимание СМИ, чтобы рассказать о своей проблеме.

Евгений Дубинин. Фото из личного архива.

Евгений Дубинин. Фото из личного архива.

Правда, способ Евгений Дубинин выбрал неподходящий  — мужчина поцарапал строительным штырем полицейского. После чего бедолагу судили, но признали невменяемым и отправили на принудительное лечение в психиатрическую больницу.

– Я сначала удивился: как можно здорового человека признать невменяемым? — восклицает актер. — Ведь я себя не чувствую больным. Потом приспособился, стал жить. Когда вышел из больницы, пытался на работу устроиться, но это сложно сделать со второй нерабочей группой инвалидности. Кроме того, меня бросила супруга, сказав, что любовь прошла. Ну, я не растерялся, открыл свою службу знакомств «Счастье», чтобы среди клиентов найти другую жену. Правда, вторую половинку я так и не встретил, а бизнес потерпел крах. Тогда я продал квартиру, все деньги отдал на обучение дочери, которая поступила в университет в Челябинске, а сам «сдался» в интернат. На тот момент панически боялся остаться на улице. Сейчас мне спокойно, пенсию отдаю дочери, можно сказать, живу ради нее.

Евгений признался, что не хочет быть обузой для родственников, потому планирует провести в лечебнице весь остаток жизни. В психоневрологическом интернате мужчина открыл в себе таланты: стал петь, играть на гитаре, рисовать, выжигать по дереву. Когда узнал о кастинге для участия в благотворительном спектакле, решил попробовать себя в новом амплуа.

– Хочу быть полезным, ведь если ничего не делать, жизнь скучна и неинтересна, — говорит Евгений. — Мне обещали, если до конца дойдешь с нами, то найдем тебе применение. То есть надежда появилась как-то изменить свою жизнь. В этом и заключается моя мечта — больше заниматься творчеством!

«Мы такие же, как они»

Игорю Мантурову 50 лет, он инвалид-колясочник. В спектакле он участвует для того, чтобы рассказать о проблемах особенных людей. Инвалиды-колясочники страдают от трудностей в передвижении по городу и неоднозначного отношения окружающих.

– Когда я остался без крова, мне пришлось очень долго искать комнату для съема, — рассказывает Игорь Мантуров. — Когда хозяева узнавали, что в квартире будет жить инвалид, сразу отказывали, будто я пьяница. Говорили: «Нет-нет, мы лучше студентам сдадим». Я участвую в художественной самодеятельности в клубе общения для инвалидов, занимаюсь плаванием, посещаю театры, музеи. Хочется, чтобы люди знали, что мы такие же, как и они.

Игорь Мантуров. Фото: Ассоль Мукарова // «Русская планета»

Игорь Мантуров. Фото: Ассоль Мукарова // «Русская планета»

Игорь в 17 лет попал под железнодорожный состав и потерял ноги. Сначала ниже колен, а спустя 30 лет — полностью. Игорь провел полгода в больнице. За это время его дом в селе Каракульское, оставленный без присмотра, разграбили и сделали непригодным для жилья.

– После ампутации меня охватил панический страх, мучили вопросы: «Как я буду теперь жить, как без посторонней помощи встать с постели, как сходить в туалет, как помыться?» — вспоминает Игорь.

Родственников у Игоря нет, зато есть надежный друг — Лилия Клестова. Она отстаивает права инвалида во всевозможных инстанциях, и уже четвертый месяц привозит его на репетиции в театр.  

– После выписки из больницы Игорь обратился к соседке с просьбой взять его к себе в дом, — рассказывает Лилия Клестова. — В обмен на уход, он оформляет на соседку дарственную на свой дом, вернее на то, что от него осталось. Единственным его условием при дарении было не выписывать его из жилья. И сейчас в его паспорте штамп о прописке в доме, который ему не принадлежит. Но, получив все документы на дом, хозяева перестали церемониться с инвалидом. Он вынужден был искать другое пристанище. На сегодняшний день Игорь снимает комнату, за которую платит ежемесячно 6 тыс. рублей, при пенсии в 9 тыс. 444 рубля. Друзья и знакомые обеспечили его всем необходимым — от мебели и бытовой техники до посуды и одежды. Но решить жилищный вопрос они не в силах. Игорь стоит на очереди в специальный дом-интернат для престарелых и инвалидов, но находиться там он не хочет. Это не каприз и не прихоть. Жить там, пусть даже со всеми удобствами, сомнительное счастье. В отдельном жилье человек отстаивает свою самостоятельность и право на выбор даже таких, казалось бы, простых вещей как меню, прогулки, общение с друзьями. Помню, когда приехали с ним в интернат, Игорь побледнел, крепко сжал мою руку и прошептал: «Лиль, ты же меня тут не оставишь?» К сожалению, инвалид, желающий кормить себя сам, а не сидеть на шее у государства в интернате, не интересен обществу.

Решить жилищный вопрос Игорю Мантурову так и не удалось. Мужчина мечтает, что ему выделят социальное жилье. А пока он ютится на съемных 10 м2 и находится в подвешенном состоянии. Хозяева выставили комнату на продажу, и в любой момент Игорь снова может оказаться на улице...

Блондинка с механическим сердцем

Еще одна актриса спектакля — 54-летняя челябинка Наталья Тимошенко. Многие ее знакомые не догадываются, что пришлось пережить этой хрупкой женщине пять лет назад.

В 2009 году врачи сообщили, что у нее эндокардит — воспаление внутренней оболочки сердца. Медики удалили пораженный клапан сердца и взамен установили протез. Операция прошла успешно. Но легочная артерия не выдержала нагрузки — ткань разорвалась. Женщина снова оказалась на грани жизни и смерти.

– Пока меня везли по длинным коридорам больничного комплекса в операционную, я позвонила сестре рассказать, где и какие документы надо оформлять в случае моей смерти, — вспоминает Наталья. — Дала строгие инструкции, в чем меня хоронить. Правил и традиций не придерживалась. Взяла с нее обещание похоронить меня в сапожках моей мечты, объяснила, в каком магазине следует их купить. Сестра ответила мне: «Блондинка, ты меня совсем не удивила! Всех хоронят в белых тапочках, а тебя в зеленых замшевых сапожках со стразами и на высоком каблуке?». Но сказала, что положит их в гроб. Потом долго еще, при встрече, медперсонал задавал вопрос: «Ты сапожки-то со стразиками купила?». Отвечаю: «Не купила, потому что их уже продали, когда я вернулась домой».

Наталья Тимошенко. Фото из личного архива.

Наталья Тимошенко. Фото из личного архива.

После выписки Наталье пришлось свыкнуться с мыслью, что она теперь — инвалид.

– Все было в моих планах: счастье, любовь, семья, дети, карьера, успех, путешествия. Все, кроме пункта, звучащего, как приговор — «инвалидность». Болезнь ворвалась в мою жизнь и разбила ее. Я была счастлива — замечательный муж, отличная работа, успешные друзья, шикарная квартира, хорошая машина... И вдруг — я инвалид второй группы, выжившая ценой четырех хирургических операций на сердце, с пенсией по инвалидности ниже прожиточного минимума, разведена... Помню, как я рыдала, размышляя над вопросами, почему все это происходит именно со мной. Почему я? Что я такого сделала? Ответа на эти вопросы я до сей поры не нашла.

Наталья не отчаялась и взяла себя в руки. Хотя и признается сейчас, что после девятимесячного лечения в стационаре перед выпиской испытывала нарастающий страх.

– Я думала: «Как же буду жить там, за стенами больницы?» Чувствовала себя человеком, у которого истекает срок долгого тюремного заключения, а за стенами камеры — чужой мир.

Пенсия по инвалидности — единственный источник дохода для Натальи. Устроиться на работу она не может, потому что быстро утомляется, у нее возникают проблемы с дыханием при длительной ходьбе. Лекарства, которые необходимы ей ежедневно, дорого стоят — в месяц требуется сумма в размере 9 тыс. 395 рублей. А базовая пенсия по инвалидности составляет 5 тыс. 484 рубля. Бесплатные лекарства Наталье не подходят — ей предлагают аналоги, которые не принимает ее сердце. Оно привыкло к определенным препаратам.

– Мне установили механический имплантат, который требует постоянного приема специальных медикаментов, снижающих свертываемость крови, — поясняет Наталья. — Сейчас мне требуется больше семи лекарственных препаратов жизненной необходимости. Протез издает звук механических часов. Если мой клапан перестанет «щелкать», значит, я уже труп. 90% заболевших эндокардитом умирают в течение месяца. Мне повезло, я выжила! Но сейчас приходится бороться за жизнь. Получаю пенсию и думаю, что с ней делать — оплатить коммуналку, приобрести лекарства или потратить на еду. Сначала продавала кое-какие вещи из дома, машину и на эти деньги выживала. Сейчас придерживаюсь режима жесткой экономии, пришлось даже вспомнить студенческие годы. Прихожу, бывало, на рынок, прошу у торговцев капустных листьев для кролика. Глядя на прилично одетую женщину, они и не думают, что кролик этот — я!

Наталья не сдается. Она мечтает навестить родственников в Крыму, и даже обратилась за финансовой помощью к президенту. А еще играет в театре.

– Участвуя в спектакле, надеюсь обратить внимание общественности на проблемы таких как я, и если это принесет результаты, буду рада помочь инвалидам.

Читайте в рубрике «Титульная страница» Россия успешно провела испытания космического датчикаЛетные испытания в условиях космоса запланированы в конце 2019 года Россия успешно провела испытания космического датчика

Комментарии

07 мая 2015, 10:27
Хорошая статья... Правда, не совсем понятно, почему инвалидов приравнивают к бывшим хаключенным.
Их не приравнивают, а объединили в одну группу актеров-любителей, т.е. не имеющих профессиональное актерское образование, но желающих играть на сцене театра.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Загрузка...
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»