Похоть как духовное банкротство
Фото с сайта церкови «Краеугольный камень»

Фото с сайта церкови «Краеугольный камень»

Пастор «Церкви веры» Александр Филиппов — о том, как не обижаться, когда тебя называют сектантом

В начале марта в Челябинске полиция освободила 16 человек, которых удерживали в центре, предлагающим услуги реабилитации наркоманам и алкоголикам. Центр, где томились пленники, принадлежит Евангелистской церкви «Исход». Это не единственная религиозная организация в Челябинске, занимающаяся реабилитацией тех, кто хочет вылечиться от алкоголизма или наркомании. Помощь в избавлении от зависимостей предлагает, в частности, Церковь «Краеугольный камень». Она входит в Централизованную религиозную организацию Ассоциацию Христиан Веры Евангельской «Церкви веры», объединяющую более 200 церквей. «Русская планета» взяла интервью у пастора Церкви Александра Филиппова.

– Александр Николаевич, можно для начала небольшой блиц — о том, как ваша Церковь относится к ряду современных явлений? Таких, как войны, аборты, однополые связи?

– О войнах сложно говорить. С одной стороны, церковь не участвует в войнах, не благословляет на них, но с другой — многие верующие воевали, в том числе, и в Великую Отечественную… Аборт — это грех, детоубийство. Ведь уже научно доказано, что жизнь начинается в момент зачатия. Гомосексуализм — тоже грех, и мы как верующие выступаем не против людей, а именно против греха.

– Как вы относитесь к интернету, соцсетям?

– Многие говорят, что телевизор смотреть нельзя. Но вопрос ведь не в телевизоре, а в моем отношении — что я через него смотрю. Так же и интернет — это средство массовой информации. В интернете есть сегодня все. От того, какой ты, зависит то, что ты там будешь искать. Он может быть как проблемой, так и благословением для человека — смотря, для чего ты его используешь. Наша церковь, к примеру, использует его как площадку для проповеди. То же и с социальными сетями. Мы не можем отвернуться от них, это место, где люди сегодня общаются. Каждый христианин может выражать там свою позицию, строить хорошие отношения с людьми. Но сам я не пользуюсь соцсетями, у меня просто нет на это времени.

– О чем вы говорите со своими прихожанами на проповедях?

– В основном — о духовной перспективе человека, о духовном взгляде на жизнь — и на личную, и на трудовую. Бог сотворил человека свободным в выборе. Он насадил Эдемский сад, а человек согрешил, отведав плод с Дерева познания, хотя знал, что умрет. Церковь предупреждает человека, но выбор делает он сам. Однако даже если кто-то делает неправильный выбор, Бог не отворачивается от человека. Как и мы.

– Духовный взгляд на жизнь предусматривает отказ от мирского?

– От материальной жизни невозможно отказаться, мы живем в физическом мире, нам всем нужно что-то есть, где-то жить, во что-то одеваться. Но мы не ставим это во главу угла. Деньги даны, чтобы правильно их использовать, а не жить ради них. Но на проповедях я говорю не о грехах и не о том, как будет плохо, если грешить. Я говорю о другой перспективе, и о том, как здорово жить без этих вещей. Например, как праведная жизнь влияет на семейные отношения. Мы учим людей, что нужно делать, чтобы семья была крепкой, как правильно вести себя жене с мужем, мужу с женой, родителям — с детьми. Семейные отношения — труд. Все это прописано в Библии. Сейчас многие разводятся, ссылаясь на разность характеров или отсутствие любви. Но это вообще не причины для развода.

– А насколько строго вы подходите к внешнему виду ваших прихожан? Длинные юбки и покрытая голова для женщин — обязательны?

– Строгого дресс-кода нет. Никто не стоит на входе и не смотрит, кто в чем пришел. Мы не заставляем носить длинные юбки, но и не поощряем короткие. Если женщина сама не понимает, что такая одежда не уместна на проповеди, и упорно надевает мини, тогда, возможно, ей стоит объяснить. А что касается покрытой головы — такой традиции нет.

– В отличие, например, от православной Церкви. Кстати, каковы ваши отношения с представителями основных религий?

– Мы побуждаем к правильному отношению к людям — вне зависимости от их религиозной принадлежности. Людей надо любить. Бог говорил, что надо любить даже врагов. Так что, религии — это добро, так как они ведут человека к духовности, к осмыслению собственной жизни. С православными мы верим в одного Бога, у нас один символ веры, и делить нам нечего. Да и отношение официальных кругов РПЦ к таким церквям, как наша, нам известно. И сейчас оно стало намного лучше, чем было, например, в 1990 -е.

– Вам приходилось слышать, как вашу организацию называют сектой?

– Конечно, приходилось. Но до 3 века всех христиан называли сектантами, и Ииуса, в том числе. Поэтому я не обижаюсь. Неприятно, конечно. Но время все расставит на свои места. Не воевать же мне с такими людьми. Кстати, кого-то из прихожан такие отзывы, может, сначала и пугают по незнанию, но потом они перестают обращать на них внимание.

– Я не могу не спросить вас об отношении к наркомании. Что это, на ваш взгляд: болезнь, дурная привычка, грех?

– Наркомания — проблема в большей степени духовная, чем физическая. Многие наркоманы имеют именно духовные проблемы, а наркотики — это следствие. У кого-то следствием может быть алкоголь, у кого-то — другие похоти. А причина одна — духовное банкротство. Когда духовность восстанавливается, человек бросает наркотики. И главная миссия церкви в этой связи — восстановить первоначальное понимание человеком, кто он и для чего живет.

– При вашей церкви действуют несколько реабилитационных центров для наркозависимых. Чем именно вы помогаете им?

– Людей, которые обращаются за помощью, не лечат медикаментозно, мы просто объясняем, что, если человека создал Господь, значит, у него есть намерение для человека. И в Библии четко показано, чего же Бог ожидает от нас. Мы проводим целый комплекс мероприятий — начиная с собеседования, на котором рассказываем, кто мы такие, почему этим занимаемся, о том, что у нас есть много примеров людей, которые вышли из этих проблем, создали семьи, вернулись к полноценной жизни. И дальше ведем человека к осознанию того, что есть другая сторона жизни. Вот говорят, что нет бывших наркоманов. Они есть. Когда-то — наркоманы, а теперь — совершенно другие люди. Наркотики — это их прошлое, от которого они не отказываются, а признают, что были в жизни ошибки, но смотрят уже на них с другой стороны. Дело ведь не только в том, что они физически бросили употреблять наркотики, а еще и в том, что полностью меняются взгляды на жизнь.

– Вы говорите, что не используете в процессе работы медикаменты. Но ведь многие, наверное, испытывают состояние ломки? Как его снимают?

– Когда человек попадает в центр, он оказывается в благоприятной атмосфере приятия. Его поддерживают, окружают заботой, вниманием, он не остается один со своей проблемой. Это помогает. Плюс вера в Бога. Мы убеждаем человека, что Бог может ему помочь. Мы сами молимся за них, и многие уже с первой ночи начинают спать. Конечно, есть недомогание, но нет той ломки, которую они испытывали бы дома или где-то в другом месте. Присутствие Божьей благодати дает человеку в этот момент свободу и облегчение. Так что, повторю, мы не лечим людей, мы не можем этого делать. Мы приводим человека к Богу, и уже на основании этого он переосмысливает свою жизнь. Каждый делает свой выбор, но в основном люди выбирают сторону Бога.

– Среди сотрудников центров есть бывшие наркозависимые?

– Там работают только бывшие наркозависимые. Потому что тот, кто не знает проблему изнутри, не сможет помочь. Именно поэтому мы и говорим с ними о том, как это было у нас, о своем личном опыте. Приводим примеры из Библии, говорим, что Бог создал человека, что Иисус умер за грехи всех людей. И если наркомания — это грех, то только Бог может помочь наркоману справиться с его зависимостью. Это наш главный метод помощи — сделать человека верующим в Иисуса Христа.

– А как насчет трудотерапии, физических нагрузок?

– Труд не меняет человека. Он может помочь. Но чтобы начать трудиться, человек должен жить правильно. В наших центрах есть, конечно, рабочее время, люди находятся не на иждивении — в основном их труд связан с личным бытом: кто-то дрова колет, кто-то баню топит, кто-то готовит, но во главу угла трудотерапию не ставим. Главным является духовное просвещение человека. Что касается физических упражнений — они по желанию. Есть спортзал. Как правило, все активно занимаются.

– Пребывание в ваших учреждениях платное?

– Сама работа духовного центра бесплатная, он предоставляет помещение, а продукты ребята закупают сами.

– На собеседовании вы рассказываете людям, зачем вы им помогаете. Так зачем?

– В этом проявление Божьей любви к человеку. Ведь испокон веков Церковь помогала людям. Ничего в этом смысле не поменялось и сегодня, мы занимаемся этой работой, потому что этого хочет Бог, да и мы сами.

– По вашему опыту, как чаще всего становятся наркоманами?

– В основном, не осознавая, что наркотики могут сделать с их жизнью. Балуются, а заканчивается зависимостью. Цели нет, смысла жизни не видят. Праздность сбивает человека с пути.

– Как правило, люди приходят к вам сами или их привозят родственники? Как вы относитесь к насильственному пребыванию в подобных заведениях?

– Бывает, сами приходят. Иногда, привозят родственники. Не всегда ведь наркоманы могут правильно оценить свое положение. Не все видят смысла бросать. Но, в основном, после первой беседы у них появляется желание попробовать. Силой мы никого не держим, если человек решит уйти, его будут убеждать, разговаривать, но он может уйти в любой момент. Насильно человеку можно помочь разве что в краткосрочной перспективе, но в долгосрочной — едва ли. Я слышал о том, как в одном из центров удерживали наркозависимых, которых привезли родственники, и не поддерживаю такие методы. В нашей работе все построено на личной инициативе, личном желании человека. Он должен понять, что теряет, а что приобретает. Почти половина уходит, но потом практически все возвращаются, просто через разное время. Если не в наш центр, то в другой. Но возвращаются почти все.

Администрацию тушили минералкой Далее в рубрике Администрацию тушили минералкойВ Коркино Челябинской области подожгли помещение Совета депутатов города Читайте в рубрике «Титульная страница» Будут ли оплакивать Владимира Путина?Попробуем объяснить неистребимую любовь русского народа к самодержцам Будут ли оплакивать Владимира Путина?

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Загрузка...
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»