«Мы говорим детям правду, но даем и надежду»
Пациент детского онкологического отделения. Фото: Интерпресс/ Андрей Пронин/ТАСС

Пациент детского онкологического отделения. Фото: Интерпресс/ Андрей Пронин/ТАСС

Детский гематолог из Челябинска — о раке, боевом характере пациентов и счастье

На X Конгрессе Азиатского подразделения международного общества детской онкологии в Москве наградили заведующую детским онкогематологическим отделением Челябинской областной детской больницы Елену Башарову. Она стала лауреатом премии «За верность профессии». Врач рассказала «Русской планете», нужно ли говорить детям правду о диагнозе и что в борьбе с раком важно, помимо лечения.

– Елена Валерьевна, когда вы решили стать врачом?

– В детстве я в доктора никогда не играла, но в 17 лет мне понравилась мысль, что я могу спасать людей. Стала готовиться к экзаменам в мединститут. Сначала хотела быть хирургом, потом акушером-гинекологом, а в итоге все-таки решила быть педиатром. Когда выучилась, меня распределили в областную детскую больницу. А там было место гематолога в детском отделении.

– Вы работали в годы становления детской онкологии, когда была высокая смертность от рака. Каково было работать в таких условиях?

– Было очень сложно, потому что мы лечить пациентов толком не умели. Варились в собственном соку и знали только то, что было в нашей литературе. Как только появились переводные медицинские статьи, где были описаны результаты лечения, мы очень удивились. Потому что набор препаратов был тот же самый, который мы использовали, а результаты получались совсем другие. Весь смысл был в том, что лечение шло по определенной схеме и с определенной сопроводительной терапией. Опыт заграничных коллег нам помог.

– А как вы относитесь к импортозамещению в медицине?

– Если наложат санкции на медикаменты, разве мы перестанем лечить больных? Импортные препараты как регистрировались, так и регистрируются. Другое дело, что они по стоимости не выигрывают. Сейчас ведь как идет отбор медикаментов — по цене. И поэтому побеждают в аукционах более дешевые аналоги. Я считаю, что ничего страшного в этом нет. У нас есть производства, которые работают на уровне зарубежных, не уступают им. Мы используем и антибиотики, и противогрибковые, противоопухолевые российские препараты. Главное, чтобы наши препараты выдержали период клинических испытаний и были достойного качества.

– Как сейчас обстоят дела с детской онкологией в регионе?

– Есть некоторое увеличение количества онкологических заболеваний. Оно идет параллельно с ростом рождаемости, но и диагностика совершенствуется. Это позволяет выявить рак на ранней стадии и вовремя принять меры. Очень многие опухоли как доброкачественные, так и злокачественные диагностируются даже в период беременности, не только после рождения. Еще 10 лет назад мы понятия не имели о компьютерной и магнитно-резонансной томографии. У нас были только рентген да УЗИ.

– Лекарство от рака — это фантастика?

– Конкретного лекарства от рака, которое выпьешь и сразу выздоровеешь, никогда не будет. Потому что рак очень многолик. Это же не одно заболевание, а тысячи. Сколько тканей, столько и опухолей. И в каждом конкретном случае причина совершенно разная. Будет совершенствоваться диагностика, методы лечения.

Главный детский гематолог Челябинской области Елена Башарова фото-med74.ru

– Часто дети при виде людей в белых халатах плачут, капризничают. Как вы находите к ним подход?

– В нашем отделении дети не боятся врачей. Стараюсь подобрать ласковые слова. Дети к докторам все равно потом привыкают, они любят тех, кто с ними постоянно общается. А у нас так и бывает: ребенок не переходит из рук в руки, а имеет своего лечащего врача. Многие уже и к процедурам привыкают. Мы стараемся сократить до минимума их болезненность. Серьезные манипуляции производятся уже только под наркозом.

– Нужно ли, на ваш взгляд, говорить ребенку правду о болезни?

– Обязательно. Самое главное: мы не просто говорим правду, а еще и даем надежду на выздоровление. Рассказываем, как будем лечить, почему так, очень подробно беседуем и с ребенком, и с родителями. Если что-то скрывать, то ребенок может отказаться от лечения. Сейчас ведь дети очень хорошо информированы, сидят в Интернете. Если, к примеру, подростку сказать, что у него другая болезнь, а предложить химиотерапию, он поймет, что мы его обманули, и перестанет нам доверять.

– Как при этом реагируют маленькие пациенты?

– По-разному. Но все равно многие до конца трагизма ситуации не понимают. Даже тяжелобольные, безнадежные дети. Они не чувствуют этой безнадежности. Ну и потом, у нас есть психологи — это важно.

– С родителями, наверное, все сложнее...

– С родителями всегда тяжело говорить, потому что сочувствуешь им. Это, конечно, непросто. Я обязательно внушаю уверенность в том, что с болезнью можно справиться, победить ее. Ведь бывает, что и запущенные стадии вылечиваются. Поэтому надежду терять никогда нельзя. Самое главное — не расписываться в своем бессилии, а лечиться. Не надо метаться по знахарям, экстрасенсам. На моей памяти, никого они еще не спасали. Помочь может только системное и профессиональное лечение.

Я давно заметила, что гораздо легче переносят лечение те люди, кто идет по жизни с высоко поднятой головой. Кто не замыкается в себе. Подверженные сомнениям, пессимизму люди тяжелее болеют хоть раком, хоть простудой. Помимо лекарств, в борьбе с этой болезнью нужен еще боевой характер. И родственникам — тоже. Они должны заражать ребенка уверенностью.

Огромное счастье для меня — видеть детей, которых мы лечили, счастливыми и здоровыми. Каждый день радуешься, когда добиваешься успеха в лечении, даже минимального.

Недавно мне звонила пациентка, которую я маленькой девочкой лечила. Делилась, что ее старший сын уже окончил институт в Москве, а младший — школу с золотой медалью. Люди, победившие рак, живут полноценной жизнью, создают семьи, рожают детей. Это заслуга и всей команды врачей. 

«У меня есть дом — и это театр» Далее в рубрике «У меня есть дом — и это театр»Ветеран театральной сцены Челябинска рассказала РП о любимых ролях, школе Станиславского и семье Читайте в рубрике «Титульная страница» Трехлетка несбывшихся ожиданийПочему с момента воссоединения Крым не превратился в жемчужину юга России Трехлетка несбывшихся ожиданий

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»