За свой счет и без компенсации
«Венеция» на озере Синеглазово // фото с ресурса http://otzovik.com

«Венеция» на озере Синеглазово // фото с ресурса http://otzovik.com

Садовые домики в Челябинске сносят из-за нефтепровода, который не меняли больше полувека

Челябинск «омывают» несколько озер, все они находятся в черте города. И одно из них — Синеглазово — можно смело назвать несчастливым. Точнее, приносящим неприятности тем, кого угораздило поселиться на его берегу. Несколько лет назад вода затопила десятки садовых участков — вместе с домами и даже коттеджами. Вид на эту «Венецию» открывается прямо с трассы. Сейчас воды немного поубавилось, но значительная часть территории садов «Часовщик» и «Дзержинец» по-прежнему не пригодна ни для проживания, ни каких-либо посадок. Кроме того, вдоль берега проходит древний магистральный нефтепровод, который тоже служит причиной всевозможных проблем: его то прорывает по ветхости, то путем криминальной врезки к нему пытается присосаться очередной халявщик, а результат один — разлив нефти и попадание ее в озеро и почву.   

Когда нефть дороже людей

Минувшей осенью нефтепровод, эксплуатируемый компанией «Уралтранснефтепродукт», стал источником новых осложнений для местных жителей. К владельцам пяти участков садового товарищества «Факел», расположенных поблизости от нефтемагистрали, пришли ее хозяева и потребовали снести все постройки и деревья: мол, ваши наделы попадают в санитарную зону нашего опасного объекта, и максимум, на что вы имеете право, — это огородничество. То есть посадить морковку, картошку, зелень и тому подобный «подножный корм» — разрешено. А вот яблони и груши — уже нет. Про дома, бани, сараи и речи быть не может — все надлежит стереть с лица земли. За свой счет и, конечно, без какой-либо компенсации.

В самом аховом положении оказались два садовода — Юлия Тихонова и Людмила Косенко. Предыдущий хозяин третьего участка знал, что на его земле строить ничего нельзя ввиду непосредственной близости нефтепровода, однако же построил дом и продал его ни о чем не подозревающему нынешнему владельцу — теперь, очевидно, они будут друг с другом судиться. На двух других участках никаких сооружений нет и волноваться особо не о чем. А вот у Тихоновой и Косенко повод для переживаний серьезный.

Они приобрели дома с участками без каких-либо обременений. И у той, и у другой имеются «зеленки» на дом и участок — их законность и подлинность доказаны и никем не опровергаются. Более того: в документах, удостоверяющих право собственности, сказано, что земли относятся к садовым — это значит, что на них можно строить и жилье, и здания хозяйственного назначения без каких-либо дополнительных разрешений. Однако драматизм ситуации даже не в том, что людей лишают их собственных домов, построенных на законных основаниях, а в том, что им просто некуда податься. Когда снесут их садовые дома, Юля с мамой и Людмила Викторовна с мужем фактически превратятся в бомжей.

– Я купила этот дом в 2011 году, в апреле. До этого жила в Долгодеревенском — в старой развалюхе площадью 18 квадратных метров. Стены осыпались, пол проваливался. Ни бани, ни туалета, одно окно и дверь — из комнаты сразу на улицу, — рассказала «Русской планете» Юлия Тихонова. — Продала ее, уговорила маму продать ее однокомнатную квартиру в Еманжелинске, где из удобств было лишь электричество и холодная вода, взяла 50 тысяч в кредит и купила этот дом. В черте города, но на свежем воздухе, недалеко от остановки, довольно комфортабельный. Если мы его лишимся, то останемся на улице — идти нам некуда, даже родственников нет…

Примерно та же история у Людмилы Викторовны Косенко. Формально у нее имеется двухкомнатная квартира в Челябинске, но в ней и так уже проживают две семьи, именно поэтому они с мужем купили в 2006 году этот дом, в котором с тех пор круглый год проживают и который сейчас оценивают тысяч в 600–700:

– Я третья хозяйка этого дома и участка, но собственница первая. Когда покупала, никто меня не предупреждал ни о нефтепроводе, ни об охранной зоне, ни о каких-либо связанных с ними ограничениях. В 2010 году я сама занялась приватизацией — через БТИ и регпалату, как положено. Дом у нас небольшой — 30 метров, но я считаю, что никто не в праве его отнимать. «Уралтранснефтепродукт» сейчас утверждает, что заставляет сносить дома, заботясь о нашей же безопасности, но до суда в приватных беседах они говорили совсем другое: им просто нужно прокладывать новую трубу, а для этого требуется очистить территорию, — обрисовала ситуацию «Русской планете» Людмила Косенко.

Под угрозу сноса попали 200 домов

«Факел» существует с 1981 года, последний раз земли этому товариществу городская администрация выделяла в 1993-м. Почему же нефтяники хватились только сейчас? В суде истцы ссылались на СНИП от 1985 года, в котором говорится о так называемых минимально допустимых расстояниях — 100-метровом радиусе их объекта, в пределах которого якобы запрещена любая застройка. Однако омбудсмен Челябинской области Алексей Севастьянов, а также адвокат ответчиков Ольга Худякова приводят контраргументы: во-первых, по их данным, запрет на строительство домов распространяется не на 100, а на 25 метров — так называемую охранную зону, в которую дома Тихоновой и Косенко не попадают. Во-вторых, «Уралтранснефтепродукт» в своем иске указывает на опасность нахождения людей вблизи нефтемагистрали и именно на этом основании требует сноса всех построек. Но по закону подобные иски могут заявлять лишь прокуратура и органы государственной власти. Кроме того, согласно протоколу № 1 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, изъятие собственности даже в общественных и государственных нуждах может проводиться только на возмездной основе. И в российском законодательстве зафиксирован порядок такого изъятия.

По мнению Севастьянова, «судебный процесс очень сильно затягивался, выбрана была тактика как будто специально, чтобы увести разбирательство из серьезного спора, создающего прецедент для всей России, в частную небольшую интрижку». Впрочем, в интернете можно обнаружить материалы схожих судебных разбирательств, проходивших в других российских регионах, и примеры противоположных по своему смыслу решений, которые в конечном итоге зависят от трактовки закона и личной позиции судьи. Челябинский районный судья решил, что претензии нефтяников обоснованы: садоводы должны снести свое жилье и идти на все четыре стороны — хоть под мост, хоть в ночлежку для бомжей.

Сейчас адвокат Юли и Людмилы Викторовны собирается подавать апелляцию в областной суд. А дальше в случае неудачи — скорее всего, сразу в Европейский суд по правам человека. Юлия Тихонова в интервью «Русской планете» призналась, что не видит смысла бороться за свои права в России — она считает, что наша коррумпированная правовая система направлена против человека и поддерживает лишь тех, в чьих руках деньги.

Ни Алексей Севастьянов, ни Ольга Худякова, ни ее клиентки не сомневаются в том, что данный иск от «Уралтранснефтепродукта» — это только начало. Дальше непременно последуют новые — в стометровое расстояние от магистрали попадают порядка 200 домов в трех садовых кооперативах и ближайшем поселке. И хотя сама компания отрицает наличие таких намерений, садоводы отлично понимают, в какой рискованной ситуации они оказались. Именно поэтому 17 июня в Челябинске состоится пикет против решения суда, в котором планируют принять участие около 300 человек. 

Читайте в рубрике «Титульная страница» Будут ли оплакивать Владимира Путина?Попробуем объяснить неистребимую любовь русского народа к самодержцам Будут ли оплакивать Владимира Путина?

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Загрузка...
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»